Александр Бард: И Мессия будет машиной

Александр Бард: И Мессия будет машиной

Александр Бард о футурологических прогнозах, турбулентном историческом периоде, новых парадигмах цифровой эпохи и других важных вещах

Александр Бард – человек широкого круга занятий. Будучи известен массам в основном как музыкальный продюсер и артист, основатель одной из самых гротескных кэмп групп 90х Army of Lovers и создатель таких важных для шведского поп-экспорта проектов, как Vacuum, BWO, Alcazar, Gravitonas, Александр никогда не ограничивал свои интересы исключительно рамками шоу-бизнеса.

Будучи автором 5 книг социологического и философского характера, которые он написал вместе со своим соавтором Яном Зодерквистом, в данный момент он работает над 6-ой книгой. Его философские изыскания посвящены исследованию главных нарративов современной культуры и новых парадигм цифровой эпохи, футурологическим прогнозам и другим, достаточно далеким от легкомысленной поп-музыки, серьезным вещам.

У нас была возможность поговорить с Александром Бардом о его новой книге, агонии старых властных структур, новых реалиях цифровой эры, пандемии, подстегивающей интенсивное развитие технологий и других интересных вещах.

Интервью: Дмитрий Толкунов

Александр, здравствуйте! Спасибо, что нашли возможность уделить нам время. Вы заняты в таком большом количестве разнообразных проектов. Вы – и музыкальный продюсер, и телеведущий, и автор философских трактатов… Над чем работаете в данный момент?

Привет! Только что закончил работу в качестве ведущего на телевизионном музыкальном конкурсе “Sweden’s Got Talent”, на прошлой неделе был финал. И я работаю сейчас над новой книгой, это будет шестая книга, которую я делаю вместе со своим соавтором Яном Зондерквистом. На протяжении последнего года мы провели достаточно много исследовательской работы перед тем, как начать писать.

Будет ли новая книга продолжением идей и прогнозов развития человечества, которые вы высказали еще в своей первой книге “Нетократия” и продолжали в последующих, и изменились ли как-то базовые принципы вашей философии и прогнозы на будущее с течением времени?

Наша философия базируется на принципе, что люди остаются неизменными, а технологии постоянно меняются. Это значит, что для того чтобы понять, куда пойдет человеческое общество, надо изучать технологии. Этот принцип всегда остается неизменным.

Все наши прогнозы на будущее, которые мы давали в первых трех книгах ( “Нетократия”, “Новая глобальная империя”, “Тело Машины” – вместе формирующих “Трилогию Футурика”) сбылись.

В нашей следующей “Трилогии Главных Нарративов” мы пошли дальше в наших философских изысканиях. Мы уже выпустили две книги из этого цикла ( “Синтеизм – создание Бога в эпоху интернета”, “Цифровое либидо – секс, сила и насилие в сетевом обществе” ) и как раз сейчас работаем над заключительной частью. В этих работах мы исследуем то, как были созданы все главные религиозные и философские системы и главные нарративы человеческого общества, начиная с кочевого образа жизни, которое оно вело последние 150 тысяч лет, до того момента, как оно стало оседлым, около 10 тысяч лет назад. И мы формулируем новые нарративы, которые придут на смену старым, вместе с объединением Западной и Восточной философии и созданием новой системы, отвечающей потребностям цифровой эпохи.

То есть, вы думаете, что цифровизация повлечет за собой неминуемое объединение таких разных систем, как Западная и Восточная философия?

У этих систем, на самом деле, гораздо больше общего, чем вы думаете. Если вы изучите конфуцианстово, то поймете, что оно сильно не отличается своими базовыми принципами от Западной философии. В нашей новой книге мы показываем, на каких общих нарративах держатся эти системы, и то что комплексное понимание Западной культуры и философии обязательно должно в себя включать понимание Востока. Также мы рассматриваем там появление Шелкового Пути как важнейшее событие случившиеся с человечеством за последние несколько тысяч лет, приведшее к соединению Запада и Востока через торговлю и являющееся так же прекрасной метафорой этого продолжающегося объедения в современном мире через цифровые технологии. И пути назад уже нет, несмотря на все эти болезненные реакции в виде усиливающейся консервативной повестки, мелочного национализма, которые мы сейчас наблюдаем. Но в конце концов, мы будем жить в глобальном, объединенном мире, цифровизация неминуемо завершит этот процесс.

В своей первой книге “Нетократия” вы писали о том, что в новом цифровом обществе на смену буржуазии придет новый правящий класс – нетократия. Наблюдаем ли мы уже зачатки этого процесса?

Да, и мы только в самом начале этого процесса. Когда мы написали 20 лет назад “Нетократию” в Америке еще только основывались первые технологические компании, еще не было даже Фэйсбука. Это опять показывает, насколько верно мы угадали вектор развития и были правы в своих прогнозах.

Сейчас только самое начало. Нетократия в основном умеет только собирать информацию, ей еще предстоит научиться ее обрабатывать и структурировать, а потом научиться создавать алгоритмы, выполняющие на основе этого информационного массива определенные задачи.

Как вы могли бы вкратце описать типичного нетократа, кто он – кукловод, стоящий в тени технологический компании и контролирующий цифровую медиаимперию и накапливающий информационные данные?

Он не кукловод, ему не нужны куклы, в том то вся проблема. Все ждут какого-то господина, который придет, позаботиться о них и даст работу. Но это старая парадигма, уже не работающая. С интенсивно развивающимися технологиями, в новой нетократической реальности, мы не можем быть уверены, что во всех этих страждущих будет какая-то необходимость. Думаю, мы еще успеем соскучиться по рабству.

Нетократия создает новый глобальный мир цифровых кочевников. Типичный нетократ обычно свободно разговаривает на нескольких языках, работает в технологической индустрии – таких людей вы можете часто встретить в Сингапуре, Дубае, Гонконге. Успешный видео блоггер тоже вполне может считаться нетократом.

Себя вы можете отнести к нетократам?

Я думаю, да. Как философ выступающий на стороне нетократиии и сражающийся вместе с ней со старыми властными структурами – я, безусловно, являюсь частью этого движения.

Что это за старые властные структуры, с которыми вы сражаетесь?

Это три структуры – политика, отвечающая за воображаемую сферу; научные круги, являющиеся символическое сферой; и старая, доцифровая промышленность, занимающая реальную сферу,

Политика – это уже старая забава для старых людей. Думаю, в Америке блогер Пьюдипай в некоторых смыслах куда влиятельней Трампа. Для молодых людей он точно больший авторитет, чем Дональд Трамп. Никто больше не хочет идти в политику. Если вы хотите стать сильным и влиятельным в современном мире – вы организовываете технологическую компанию. Открыв технологическую компанию в 2020 году, вы точно через десять лет станете намного более влиятельным человеком, чем если бы вы все это время занимались политической карьерой. Технологические компании убьют все индустрии прошлого, в них весь профит будущего.

Традиционная, академическая наука мертва, у нее нет никакого будущего. Энциклопедические знания, которые вы можете почерпнуть в Википедии намного более достоверные и точные, чем информация, содержащаяся в Британской Энциклопедии. В Википедии меньше ошибок. Я никогда не учился ни в Гарварде, не в Стэнфорде, провел какое-то время в Стокгольмской Школе Экономики, но так ее и не закончил. И при этом, мы начали с Яном вместе писать социологические и философские книги 20 лет назад, будучи независимыми от официальных научных кругов, издавая их на собственные средства. И в современных реалиях выходит так, что наши выводы заслуживают куда большего доверия, чем то, что вы можете услышать от официальной науки, а все наши прогнозы сбываются. Я думаю, что от университетских профессоров вряд ли может быть еще какой-то толк.  И молодые люди начинают постепенно понимать, что университетское образование – это уже пустая трата времени и денег.

Думаю, что со старой цифровой промышленностью тоже все понятно. Все ее функции уже почти полностью автоматизированы, люди скоро для нее вообще не понадобятся, и как властная структура, занимающая реальную сферу, в наступающей нетократической реальности, она уже вытеснена индустрией сбора данных и накопления информации.

А кто руководит наступлением этой новой нетократической реальности?

Единственный, кто старается контролировать нетократию, – это китайский диктатор Си Цзиньпин. Но у него ничего не получится. Как первый диктатор, старающийся быть нетократичным, он пытается контролировать через интернет все население страны и, можно сказать, что в этом он превзошел и Трампа, и Путина, и всех мировых лидеров. Но вы не сможете создать передовую культуру, когда пытаетесь жестко контролировать сознание людей.

 

Плюральные системы всегда более сильные и устойчивые. Мы об этом много пишем в нашей последней книге, подвергая в ней анализу все великие империи на протяжении человеческой истории и сравнивая их. Например, сравним Древнюю Персию и Древний Египет – В Египте был диктаторский режим, примерно, как в Китае в наши дни, а в Персии система была гораздо более плюральная и, в конце-концов, Персия просуществовала значительно дольше Древнего Египта, и общество там было значительно более продвинутое. Империи, имеющие в своей основе плюральность, допускающие мультикультурализм – всегда более жизнеспособные и изобретательные, чем монолитные системы с верховодящим диктатором. Мы это можем увидеть и на примере сравнения современного Тайваня и Китая – 24 миллиона китайцев, проживающих в Тайване, в условиях открытой, свободной демократии, живут в куда более продвинутом и развитом обществе, чем жители Китая. И я тут не то чтобы морализирую и выступаю рьяным защитником традиционной демократии, но это неоспоримый факт – плюральная система всегда более функциональна чем диктатура.

Не думаете ли вы, что помимо всех безусловных плюсов плюральной системы, одно из ее последствий в цифровую, информационную эпоху – это так называемый феномен”пост-правды”, то есть тот факт, что все больше и больше людей чувствуют себя дезориентированными и не понимают, чему верить и на что они могут опереться в этом бесконечном сетевом потоке новостей, точек зрений и откровенной дезинформации.

Это присутствует. Но вы всегда можете найти правду, и помогут вам в этом алгоритмы, управляемые искусственным интеллектом, анализирующим ваше поведение. Если вы будете слушать людей с разными точками зрения, в особенности ваших антагонистов, – вы будете развиваться. Ну а если вы будете оставаться исключительно в цифровом анклаве своих единомышленников, как делали люди в 2010х, то будете неминуемо тупеть.

Я не верю во всю эту пост-правду. Я даже считаю, что мы, наконец, приближаемся к правде, которую сможем получить благодаря накопленной информации и алгоритмам. Хорошим примером того, как работают эти массивы накопленной информации может послужить эпидемия коронавируса. Мир сам по себе очень сложен и есть вещи, которые мы не можем никак предусмотреть, они просто случаются, и нам приходится что-то срочно предпринимать. Эпидемия – это одна из таких вещей. И нам нужны недели и месяцы, пока вирус будет распространяться, чтобы накопить достаточно информации и понять, что делать. За последние недели мы, наконец, накопили достаточно информации, чтобы понять, как проистекает болезнь от этого вируса, как он распространяется, и кто, в основном, от него умирает. И в свете этой информации мы сейчас понимаем, что многие действия, предпринимаемые политиками в связи с эпидемией, были неуклюжими и совершенно бессмысленными. Все это мы быстро поняли исключительно благодаря информации и алгоритмам, работающим с ней.

Нам пора заменить политиков на алгоритмы, алгоритмы работают значительно быстрей и эффективней.

А что вы думаете о таких заметных политиках, как Путин и Трамп. Кто они – последние представители воображаемой сферы старой властной структуры, которые будут скоро замены на алгоритмы и выброшены на свалку истории?

Трамп и Путин – это телевизор, и ведут они себя, как телевизионные клоуны. Они последние политики, и все последние политики – клоуны. Мы все это предсказали еще “Нетократии” 20 лет назад. В шестой главе мы писали о том, что скоро американская политика превратится просто в телевизионное реалити-шоу. И это конкретно то, что случилось с Дональдом Трампом – его выбрали, как самого известного человека, у которого не было на этих выборах никаких ярких конкурентов.

Люди начинают понимать, что политика уже совершенно не то, чем она когда-то являлась. Политики могут только уничтожать, они не способны создать ничего нового. В политике нет никаких образов будущего, и у нее самой нет будущего. Никакие новые ценности не привносятся больше через политику. Все образы будущего переместились в мир технологий.

А какие конкретно технологии, на ваш взгляд, смогут помочь нам в создании нового общества, отвечающего реалиям сегодняшнего дня?

Чистый алгоритм, способный привести ко всем вашим желаниям и жизненным потребностям, – это абсолютная ценность и сила нового нетократического мира. И эти алгоритмы будут для всех разными, сформированными вашим поведением и поведением людей, имеющих отношение к вашей субкультуре. То есть, алгоритмы будут отражать ваше окружение. И это означает конец индивидуализма. Все будет крутиться вокруг создания сообществ и субкультур. По-настоящему успешные люди будут создавать вещи в сотрудничестве друг с другом.

И поэтому важно иметь друзей по всему миру и понимать разные культуры, живя в разных странах, – так вы станете мудрей и получите доступ к правде. Главное – перестаньте доверять властям, говорящим так называемую “официальную” правду. Не верьте телевидению, газетам, радио – они всегда врут, обслуживая старые властные структуры, частью которых они являются.

Все, что предлагается старыми, традиционными СМИ больше не вызывает доверия, люди все больше уходят в интернет в поисках новых нарративов, соответствующих сегодняшней действительности. И те, кто поведут их за собой в сетевом мире, и смогут им рассказать новые истории, которые помогут сориентироваться в нашей непростой действительности, будут иметь власть и силу. Власть перемещаться из реального мира в цифровой. А эпидемия коронавируса только ускоряет этот процесс, люди сейчас заходят в сеть чаще, чем когда-либо. Потому что все, что предлагается интернетом, может быть на порядок лучше, чем то, что вы сможете почерпнуть в традиционных СМИ; и оно будет лучше, если вы будете пользоваться правильным алгоритмом. Алгоритм будет формировать ваше информационное поле.

Если кто-то еще ждет Мессию, то Мессия придет. И Мессия будет машиной, а не человеком. И у каждого будет свой персональный Мессия в виде личного алгоритма. Поэтому вам надо работать над своим алгоритмом, что вы и делаете каждый раз выходя в сеть. Вам нужно аккуратно относиться ко времени, которое вы проводите в сети, если вы будете там тратить время исключительно на развлечения, то быстро отупеете, ну а если вы будете там учиться новому и развиваться, то сможете быть интеллектуальным человеком.

А чем будут заменены старые властные структуры в нетократической реальности?

Суть прежней системы сводилась к управлению и контролю над обществом через такие средства, как институт частной собственности и деньги. В нетократическом обществе таким средством будет информация. Тот, кто будет работать с информацией и создавать информационные алгоритмы, – будет иметь власть.

В итоге, для управления обществом всегда требуется некая триадная конструкция. Нетократии также потребуется воображаемая, символическая и реальная сфера властных структур. В реальной сфере технология по накоплению и обработке информации уже сменили старую, доцифровую промышленность. В воображаемой сфере политика будет заменена на сенсократию, а в символической – на смену традиционной науке придут алгоритмы.

Что такое “сенсократия”, сменяющая политику?

Мы много и часто используем этот термин в нашей последний книге “Цифровое либидо – секс, сила и насилие в сетевом обществе”. Сенсократия – это мир полный сенсоров, соединяющих людей между собой, помогающих им вырабатывать коллективные решения. Думаю, только так мы сможем совладать с такими глобальными проблемами, которые нас ждут в будущем, как изменение климата, новые эпидемии или возможность ядерной войны.

Единственная нация, которая отчетливо видит и понимает наступление сенсократии, – это китайцы. Но они хотят построить сенсократию как диктатуру. Исходя из исторического опыта, мы знаем, что любая попытка привить новую парадигму через диктатуру заканчивается всегда катастрофой. Именно поэтому такие философы, как я и Ян Зондерквист стараются показать миру, что сенсократия может существовать и плюральном обществе, и поэтому мы любим работать в таких странах, как Тайвань, Южная Корея и Индия. Мы считаем, что эти страны являются отличной базой для развития плюральной сенсократии, составляющей альтернативу однопартийной, диктаторской сенсократии по-китайски.

Мы согласны с китайцами в том, что технологии – это самое важное. Но нам нужна плюральная сенсократическая система, дающая поле для конкуренции разных интерпретаций информации, поступающей из сенсоров. Это единственный путь принятия взвешенных решений и создания технологий, способных нас спасти.

Как далеко мы находимся от этого дивного, нового мира?

Сначала все скатится к анархии и хаосу, сейчас просто некому взять ситуацию в свои руки. Пугает то, что старые властные структуры распадаются очень быстро, а на что-то лучшее мы их еще не поменяли. Мы будем видеть все больше и больше насилия, это все только начинается. Есть еще большая опасность ядерной войны, в этом случае у нас будет еще больше проблем.

Долго ли будет продолжаться этот турбулентный период?

Я никогда не даю конкретных дат в своих прогнозах. Учитывая сложность мира и множество непредсказуемых вещей, которые в нем происходят, мы всегда должны быть готовы к неожиданностям. Ну я точно могу сказать, что все что мы предсказывали в первых трех книгах, уже произошло, а то, о чем говорили в следующих двух, уже начинает происходить.

Что вы в целом думаете об эпидемии коронавируса – как она повлияет на состояние общества и нет ли опасности, что все это приблизит наступление смутных времен, которые вы предсказываете?

Нам повезло, что от коронавируса не гибнут дети, как от испанского гриппа в 1918-1920. Различные пандемии периодически происходят с человечеством, и коронавирус – это не самый страшный вариант. Как мы уже знаем, 99% процентов жертв коронавируса – это люди преклонного возраста с имеющимися медицинскими проблемами. Это, конечно, само по себе ужасно, но слава богу, что дети целы.

Я думаю карантин через несколько недель закончиться, людям надо опять начать ходить на работу, иначе нас ждет полный экономический коллапс. Вся эта ситуация явилась идеальным краш-тестом для общества, показавшим насколько непредсказуемо и истерично оно может себя повести перед лицом опасности. Поэтому, когда мы в будущем столкнемся с более опасной пандемией – у нас будет уже достаточным опыт и понимание того, что надо делать.

Если же говорить о влиянии коронавируса на общество, то я считаю, что пандемия приблизила к нам будущее лет на 10, и благодаря ей мы уже сейчас можем понять, что значит жить в абсолютно цифровом мире. Мы наблюдаем сейчас огромнейший прорыв онлайн технологий – все сидят дома, заказывают то, что нужно через интернет, привычные магазины, бары и рестораны закрываются.

Что вы можете сказать об опыте вашей родной Швеции, не подвергающей своих граждан стрессу, обязуя всех соблюдать карантин?

Шведы прислушиваются к инструкциям эпидемиологов и не следуют указаниям политиков.

Понятно, что эта повышенная потребность людей заказывать сейчас нужные вещи через интернет влечет за собой расцвет электронной коммерции. А как пандемия повлияет на культуру?

Сейчас лучшее время для самовыражения в сети, для интернет-культуры и того, что я называю инфотэйнментом. Принцип инфотэйнмента заключается в умении совмещать искусство, развлечение и образовательный аспект. Если вы научитесь это хорошо делать, то будете победителем. Мы можем видеть, насколько может быть успешен такой подход на примере Нетфликса, у которого сейчас, во время пандемии, просто взрывной рост популярности – это все благодаря новым нарративам, увлекательно рассказанным. Времена хаоса, когда старые властные структуры не могут внятно объяснить, что происходит, и как решить проблему – лучший момент, чтобы уйти у себя дома в изоляцию со своей семьей и близкими и погрузиться в новые нарративы, способные объяснить происходящее в мире.

Похоже на оптимальный план на эти долгие карантинные дни. Спасибо вам большое, Александр за эту интереснейшую беседу.

Спасибо вам.

Фото: Миколай Берг

Read more: Актуальное интервью ...