Зарисовки из французской истории: эпоха Мазарини или тревожная молодость короля Людовика XIV

Эпоха Мазарини или тревожная молодость короля Людовика XIV

Людовик XIV родился 5 сентября 1638 года. До этого его родители — Людовик XIII и Анна Австрийская, — несмотря на 22 года совместной жизни, не имели детей. Отсутствие прямого наследника грозило ввергнуть страну в новую гражданскую войну. Так что известие о беременности королевы восприняли как настоящий праздник. Ещё больше французы обрадовались, узнав, что родившийся ребёнок — мальчик. Ведь по салическому праву, господствовавшему во Франции со времён Меровингов, женщины не могли занимать трон.

Полное имя новорождённого короля — Людовик-Дьёдонне, или Людовик, данный Богом. В 1642 году умер кардинал Ришельё, а в мае 1643 года в мир иной отошёл и король Людовик XIII. Крещение дофина состоялось 21 апреля 1643 года.

Крёстным отцом мальчика стал кардинал Джулио Мазарини. Энергичный уроженец Италии заменил Людовику XIV отца. Более того, 18 лет (1643—1661 гг.) кардинал управлял страной в качестве преемника Ришельё. Достижения Мазарини во внешней и внутренней политике историки сравнивают с достижениями его великого предшественника. В делах альковных кардинал даже превзошёл Ришельё, став фаворитом Анны Австрийской, регентши королевства.

Пока «великая надежда Франции» осваивала грамматику, языки, счёт, верховую езду, фехтование и игру на лютне, людям, правившим от его имени, приходилось решать очень непростые задачи. Безжалостная налоговая политика Ришельё, продолженная его преемником, как и прежде, вызывала гнев обездоленных слоёв населения. В 1643—1645 гг. в стране поднялась новая волна крестьянских восстаний. Против кроканов (прозвище крестьян-повстанцев) в юго-западной провинции Руэрг власть направила многочисленные войска. Впрочем, Мазарини оказался мастером тактики «кнута и пряника». В том же Руэрге ставка ненавистного налога тальи (основной земельный налог, который платили податные сословия) была снижена… но лишь после того, как утихли волнения, а около 50 зачинщиков бунта были арестованы и сосланы на галеры.

Следующий, куда более серьёзный удар правительство получило в самом сердце страны — в Париже. С 1643 по 1648 год Мазарини при посредстве суперинтенданта (в XVII в. управляющий королевской казной, фактически министр финансов) Партичелли д’Эмери упорно изыскивал средства для финансирования войны против габсбургских держав. Поскольку из крестьян уже ничего выжать было нельзя, финансовое ведомство обратило внимание на горожан. Постепенно увеличивались пошлины на въезд в Париж, сокращалось жалованье судебных чиновников, вводились новые налоги на недвижимость. Эти меры задели интересы и городской буржуазии, и чиновной аристократии, которая почувствовала себя оскорблённой.

Оплотом чиновничества (прежде всего судебного) стал парижский парламент.

В отличие от парламента Англии, этот орган являлся высшим судом сословной монархии. Среди судей трибунала заседали принцы крови и герцоги. Их титулы получали официальное признание только после регистрации в парламенте. Парламенты имели также право регистрации королевских указов. В случае конфликта с двором монаршие указы могли в любой момент оказаться «под сукном», то есть парламент мог парализовать действия королевской власти.

Но 13 мая 1648 года протест судей вышел далеко за привычные рамки. В тот день четыре палаты парижского парламента собрались на совместное заседание. Свою ассамблею они назвали «палатой Людовика Святого» и заявили, что разойдутся только после того, как их требования будут удовлетворены. Заседая с 30 июня по 9 июля, палата приняла хартию, состоявшую из 25 параграфов. Она требовала запретить аресты без предъявления обвинения и без представления обвиняемого суду в течение 24 часов. Должности интендантов финансов, юстиции и полиции следовало упразднить.

Стремясь завоевать поддержку народа, палата Людовика Святого потребовала отменить практику предоставления сбора тальи откупщикам, аннулировать все недоимки (задолженности по налогам) и учредить особую судебную палату для наказания чиновников, расхищавших казну. К тому же парламент добивался контроля над сбором налогов. В случае выполнения требований хартии полномочия французского парламента приближались к полномочиям английской палаты общин. Позиция парламента привлекла на его сторону множество представителей различных сословий.

Королева Анна Австрийская с гневом восприняла деятельность палаты Людовика Святого, назвав её «республикой внутри монархии». Но для сопротивления объединённым силам дворянства, чиновничества и буржуазии сил у двора оказалось недостаточно. Поэтому Мазарини пошёл на уступки. 18 июля 1648 года был издан королевский эдикт, утверждавший многие из требований палаты Святого Людовика и снизивший размеры тальи. Однако парламент, руководимый президентом Потье де Бланменилем и советником Брусселем, придерживался жёсткой линии. Королева и её министры были вынуждены сделать вид, что уступают, хотя двор с самого начала искал способы разделаться со строптивыми судьями.

26 июня того же года Анна Австрийская распорядилась арестовать Бланмениля и Брусселя. В ответ уже в ночь с 26 на 27 июня на улицах Парижа выросло 1200 баррикад. Движение охватило и провинцию. Ссылаясь на решения парламента, крестьяне отказывались платить налоги и с оружием в руках преследовали чиновников, пытавшихся их собрать. В ряде регионов выступали даже против феодальных повинностей. Деревни вооружались для борьбы с «мазаринистами». Эти события называют Фрондой (фр. fronde — «праща»).

Известное влияние на события во Франции оказала и Английская революция. На улицах звучали призывы установить во Франции республику. В Бордо к власти пришли сторонники демократического режима, которые поддерживали связь с английскими радикалами — левеллерами. Жители Бордо потребовали введения всеобщего избирательного права.

Под давлением улицы королева и Мазарини освободили арестованных лидеров парламента. Более того, 31 июля в присутствии короля в парламенте была торжественно оглашена декларация, придавшая силу закона практически всем постановлениям палаты Святого Людовика.

Казалось, парламент одержал победу. Однако в 1648 году противники французских радикалов значительно превосходили по своим способностям незадачливого Людовика XVI, неспособного отличить бунт от революции. Мазарини поспешил подписать мирный договор с Австрией, тем самым освободив французскую армию. Сразу же вслед за этим Анна Австрийская и Мазарини бежали из охваченной мятежом столицы. В декабре 1648 года к ним на помощь пришёл вернувшийся из Нидерландов принц Конде. Теперь уже Париж был осаждён правительственными войсками.

В городе выросли цены на хлеб, начались раздоры между верхушкой зажиточных горожан и малообеспеченными слоями населения, требовавшими обуздать спекулянтов продовольствием. В такой ситуации парламентарии пошли на сделку с двором.

15 марта 1649 года был оглашён мирный договор. Правительство гарантировало старые привилегии парламента, а парламент отказался от своих решений, направленных против правительства Мазарини. Парламентская Фронда окончилась. Примечательно, что многочисленная французская протестантская община во время Фронды была настроена промонархистски. Это обеспечило ей покровительство Мазарини, который в 1659 году писал Синоду реформаторских Церквей: «Прошу вас верить, что я питаю великое уважение к вам, как к столь добрым и столь верным слугам короля».

Поражение парламентской Фронды не означало немедленной стабилизации. Почти сразу же Мазарини пришлось противостоять так называемой Новой фронде, или Фронде принцев. Против кардинала и королевы выступил цвет французской аристократии — брат Людовика XIII Гастон Орлеанский, недавний спаситель регентства принц Конде и даже знаменитый полководец де Тюренн. Принцев поддержали также некоторые члены парламента, активные участники Старой фронды.

Схватка противников превратилась в череду бесконечных интриг, разобраться в которых непросто даже современным французским историкам. В ходе ожесточённого противостояния Мазарини был вынужден дважды бежать из Парижа, а его противники обратились за помощью к правительству Испании (с которой Франция находилась в состоянии войны). Междоусобицы продолжались до середины 1653 года. Но в конце концов королева мать и Мазарини сумели разобщить своих врагов. Их подкупили титулами, выгодными назначениями и крупными денежными суммами.

Все эти события происходили на глазах юного короля. Более того, в ночь с 9 на 10 февраля 1651 года толпа, подогреваемая агентами принцев, ворвалась во дворец Пале-Рояль. Множество людей прошло мимо постели короля, который притворился спящим. Этот случай запечатлелся в его памяти на всю жизнь. События Фронды отразились на мировосприятии Людовика: король страдал охлофобией — боязнью толпы. Его отношение к знати отныне также было проникнуто чувством глубокого недоверия. Любое покушение на прерогативы монарха казалось повелителю Франции угрозой существованию страны, а возможно, и его собственному. Другого монарха подобные переживания могли бы подтолкнуть к политике террора. Но Людовик XIV нашёл иной способ укрепить свою власть…

Впрочем, до поры до времени молодой король (совершеннолетие Людовика XIV отметили 7 сентября 1651 года) имел не слишком много возможностей для реализации своих замыслов. Бразды правления Францией твёрдо держал в своих руках кардинал Мазарини. Король же всё своё время посвящал танцам (в молодости он был блестящим танцором), живописи, музыке, а также молитвам. Но Анна Австрийская и его крёстный отец — кардинал постепенно начали привлекать Людовика к государственным делам.

Как и Ришельё, Мазарини уделял первостепенное внимание вопросам внешней политики. Основными противниками Франции по прежнему являлись габсбургские державы — Австрия и Испания. С Австрией в 1648 году Франция подписала выгодный для себя Вестфальский мирный договор. Но война с Испанией всё ещё продолжалась. Испанский король Филипп IV надеялся, что внутренние беспорядки во Франции помогут ему одержать победу. Эти надежды имели под собой основание, особенно если учесть, что после 1651 года одним из самых деятельных испанских полководцев стал… принц де Конде, взбунтовавшийся против двора во время Фронды принцев. На поле брани ему противостоял другой бывший фрондёр — виконт де Тюренн.

Однако чем дальше шла война, тем более явным становилось преимущество Франции. В 1657 году Мазарини заключил в Париже договор с лордом-протектором Англии Оливером Кромвелем. В 1658 году Франция и Испания уже стремились к мирным переговорам. К тому моменту Мазарини подготовил для побеждённых испанцев предложение, от которого им было весьма непросто отказаться. Речь шла о браке между королём Людовиком XIV и дочерью Филиппа IV инфантой Марией Терезией. Фактически Испании навязывали союз с Францией. Тем самым устранялась возможность совместных испано-австрийских действий против королевства.

7 ноября 1659 года Франция и Испания подписали так называемый Пиренейский мирный договор. Согласно этому документу, Испания уступала Франции целый ряд стратегически важных городов и крепостей в Нидерландах, а также признала пункты Вестфальского мира, касавшиеся французских завоеваний в Эльзасе. Французы со своей стороны обязались вернуть некоторые захваченные ими территории и разорвать антииспанский союз с Португалией и Англией. Кроме того, они удовлетворили требование испанцев вернуть к французскому двору принца Конде.

Филиппа IV беспокоило, что французы в будущем смогут предъявить права на испанские владения, наследницей которых могла стать инфанта. (Сын испанского короля, будущий король Карл II, родился слабым и больным.) Европейские монархи ещё не забыли, с чего началась Столетняя война. Поэтому испанские дипломаты потребовали зафиксировать в брачном договоре отказ Марии Терезии от всякого права наследования. В обмен Филипп IV обязался выплатить огромное приданое — полмиллиона золотых экю.

Дьявол, как всегда, таился в деталях. А что будет, если Испания не выплатит приданое королевы? В таком случае отказ от права наследования становится недействительным. Расчёт Мазарини оказался точен. Он знал, что испанская казна пуста. В июне 1660 года состоялось бракосочетание. Ни одно экю не пересекло испано-французскую границу. Однако никаких требований со стороны Франции не последовало. Брачные документы лежали в архиве и ждали своего часа…

Меньше чем через год после этих событий, в ночь с 8 на 9 марта 1661 года, скончался фактический правитель Франции кардинал Мазарини. Отныне молодой король мог руководить государством самостоятельно.

Read more: История Европы: Испания, Франция, Пиренеи. Исторические зарисовки с Алексом Мостаславским ...