Один из важнейших музыкальных продюсеров в мире даба и регги Mad Professor o 40 летнем юбилее своего лейбла Ariwa Sounds, любви к Африке, музыкальном фестивале в Гамбии, любимых странах и городах, расслабленном образе жизни человека, частично находящегося на пенсии, и многом другом

Скрывающийся под веселым артистическим псевдонимом Mad Professor, житель южного Лондона Нил Фрейзер – фигура в среде любителей качественного даба весьма почитаемая. Его, являющийся для многих меломанов несомненным знаком качества, лейбл Ariwa Sounds отмечает в этом году 40 летний юбилей. Возраст для независимого рекорд-лейбла внушительный, не менее внушителен и его каталог, насчитывающий 350 релизов, с музыкой таких важных и определяющих для мира даба и регги артистов, как Ли Скрэтч Перри, Джа Шака, Хорак Энди и многих других.

Помимо управления лейблом и одной из самых больших в Лондоне звукозаписывающих студий, где собственно при его активном участии и создается все релизы выходящие на Ariwa Sounds, Mad Professor известен также как востребованный автор ремиксов и музыкальный продюсер. К его услугам обращались, желавшие внести в свою музыку неповторимое даб-звучание, такие звезды первой величины, как Грэйс Джонс, Massive Attack, ORB, Перри Фаррел, Beastie Boys.

Мы пообщались с этим милейшим человеком о планах связанных с юбилеем Artiwa Sounds; его ежегодном, проходящем в Гамбии музыкальном фестивале “Back to Africa”; расслабленном образе жизни человека частично находящегося на пенсии, и многих других не менее интересных вещах.

Интервью: Дмитрий Толкунов

Привет, Нейл! Было бы интересно узнать , что важного происходит в вашей музыкальной деятельности — готовятся ли какие-то интересные релизы на Ariwa Sounds, продюсируемые вами, или, может быть, ожидаются в ближайшее время ремиксы, на которые стоило бы обратить внимание?

Ariwa Sounds в этом году исполняется 40 лет. Ввиду грядущего юбилея, я стал подводить итоги и изучать каталог лейбла, вспоминая чего хорошего было за эти годы. У нас около 350 релизов, что весьма много для независимого лейбла. В течении года собираемся переиздать много музыки, выходившей на Ariwa Sounds очень давно и, вероятно, еще какой-то материал из архивов, до издания которого в свое время так и не дошли раньше руки.

В свое время Ariwa Sounds, в основном, ассоциировалась с качественным винилом. В каком формате собираетесь переиздавать к юбилею эту старую музыку — так же на виниле или в цифровом?

Во всех возможных форматах – в цифре, на виниле, и на CD. Рынок очень разделен в наше время — наблюдается возрождающийся интерес к винилу, но многие по-прежнему предпочитают цифру или CD. Мы стараемся думать о всех и давать возможность людям купить нашу музыку именно в том формате, в котором они хотят.

Еще один важный дабовый лейбл – On-U Sound Адриана Шервуда тоже отмечает в этом году 40 летний юбилей. Вы наверняка знаете Адриана и вам удавалось поработать вместе?

Было бы странно, если бы не знали друг друга, все-таки живем в одном городе и варимся вот уже столько лет в одной музыкальной сцене. У Адриана отличный лейбл. Но думаю если его сравнивать с моим, то Ariwa Sounds – черный лейбл, а On-U Sound– белый. В том смысле, что Ariwa Sounds в большей степени передает африканский дух.

Помимо управления лейблом, вы делаете еще ежегодный фестиваль “Back to Africa” в Гамбии. Как с ним обстоят дела, собираетесь делать в этом году?

Да, это фестиваль моего лейбла, на нем выступают артисты, выходящие на Ariwa Sounds. Он становиться все популярней, очень много людей со всего мира туда приезжает. Я начал его делать в 2012 году, но последние пару лет вынужден был сделать маленький перерыв из-за нестабильной ситуации в Гамбии. Сейчас ситуация в стране стабилизировалась, и в следующем январе « Back to Africa » пройдет опять.

В следующем январе «Back to Africa» пройдет опять

Наверное, подобный фестиваль – хорошая вещь для общего имиджа Африки? Ведь многие питают стереотип, что путешествие на этот континент может быть несколько опасным. А тут люди приезжают окунуться в доброжелательную атмосферу дабового фестиваля, стереотипы рушатся…

Но у людей вообще много страхов и стереотипов. Некоторые, вот например, считают, что опасно ездить в Лондон, Барселону или Москву. Я не напрягаюсь на этот счет и не беру это в голову. А Гамбия прекрасная страна, я ее очень люблю, – маленькая, с выходом к Атлантическому Океану, там колоссальное количество фруктов, наверное, любой фрукт, который можно себе представить, растет в Гамбии. С рыбой и морепродуктами там тоже все в порядке. Мне там настолько нравиться, что я даже там купил дом и часто там отдыхаю, вот буквально на следующей неделе туда собираюсь.

Как так получилось, что купили дом именно в Гамбии? Связано ли это как-то с вашими семейными корнями?

Не совсем, я сам родился в Гайане на Карибском побережье. В нашем африканском сообществе там всегда было очень много разговоров о возвращении в Африку в духовном, культурном и физическом плане. Как только появилась такая возможность, я осуществил это возвращение на практике – купил дом в Гамбии, где провожу теперь много времени.

Эта идея о возвращении всех африканцев в Африку лежит в основе растафарианской религии, которой всегда интересовались даб и регги музыканты. Для вас, что было первичным – увлечение музыкой или этими плотно с ней связанными идейными и духовными аспектами растафарианства?

Духовной аспект пришел сначала, он был важен для меня еще с раннего детства. Музыка пришла позже.

Как так получилось, что вы из Гайаны перебрались в далекую Англию?

Я переехал с родителями, они эмигрировали в Англию, когда мне было 15 лет. Отец у меня был фармацевтом, мама медсестрой.

Музыкой вы уже стали интересоваться и заниматься в Англии?

Да, то того, как я занялся профессионально музыкой, я работал техником – ремонтировал холодильники, радио и всякие разные бытовые приборы. У меня всегда был инженерный склад ума, если я вижу какой-то электрический прибор, мне всегда нужно разобраться и понять, как он устроен и работает. В какой-то момент, я заинтересовался звукоинженерией и стал изучать устройства микшерных пультов. В определенный момент так увлекся, что стал собирать собственные модели.

А каким образом формировался интерес к музыке, были ли даб и регги отправной точкой?

Ну, когда я только начал интересоваться музыкой в 60х годах, регги и даба было еще не так много, как и последующих за ними джангла и драм-н-баса, можно сказать, что это было время только зарождения многих музыкальных форм современной поп-музыки. Я в то время слушал много соула и карибской музыки калипсо.

Псевдоним Mad Professor у вас появился, когда уже стали профессионально заниматься музыкой?

Нет, меня еще в детстве так прозвали друзья. Я все время что-то паял и изобретал и, когда меня звали пойти погулять или поиграть в футбол, – мне было всегда значительно интересней остаться дома и собирать очередной усилитель. То есть и прозвище, и мой интерес к технике, вылившийся потом в музыку, было естественной формой развития.

Вы известны, как один из главных подвижников современного даба, во многом сформировавшим его звучание. А какими, интересно, вы пользуетесь сейчас технологиями в своей студийной работе – у вас по-прежнему аналоговая студия, как когда вы начинали в начале 80х или шагнули в цифровой век и пользуетесь компьютерами?

Я по-прежнему использую исключительно аналоговое оборудование, но мои дети – Джой и Кармаль, которые работают в студии вместе со мной, во всю пользуются цифровыми технологиями.

Я по-прежнему использую исключительно аналоговое оборудование

Но должен сказать, что я прошел очень долгий путь перед тем, как собрать эту студию, полностью отвечающую моим представлениям о правильной звукозаписи.

Помню, когда я только начинал, в начале 80х и у меня была маленькая студия в прихожей, ко мне пришел известный регги музыкант, Майки Дред, прознавший обо мне как о молодом, перспективном продюсере, способном придать его записям правильный саунд. Он пришел, опоздав часов на шесть, в типично карибском стиле – я его ждал к 6 вечера, а он появился ближе к полуночи, причем еще в большой кампании, которую захватил с собой. У него было около 10 записей с собой, я начал их ставить и на каждой кассете был помимо музыки очень сильный шум. Майки попросил, чтобы я воспользовался шумопонижающем устройством DNL и убрал все нежелательные звуки. А я просто еще не знал, что такое DNL, у меня не было такого оборудования в моей домашней студии… Майки сильно разозлился в сердцах мне сказал, что я просто зря трачу его время и он просто так проделал такой огромный путь со своими друзьями из северного в южный Лондон, и под конец он мне посоветовал обзавестись нормальной студией.

А вот, в следующий раз, я с ним увиделся уже в конце 80х, когда Ariwa Sounds стала большим лейблом с кучей хитов и собственной серьезной студией. И когда он пришел в мою новую студию, которая была полностью укомплектована по последнему слову техники и имела все необходимое, он оценил это по заслугам, а я ему сказал: «Видишь, Майки, я воспользовался твоим советом, у меня нормальная студия».

Наверное, это прекрасно, когда есть возможность заниматься музыкой вместе со своими детьми?

Да, мои сыновья Джой и Кармель работают со мной на студии в качестве звукоинженеров и выпускают еще на Ariwa Sounds свою музыку. Иногда они ездят со мной в туры в качестве MC. И должен еще сказать, что моя жена и их мать была со мной с самых начала, когда я только делал первые шаги в музыке, она наблюдала весь этот долгий путь, как я постепенно развивал лейбл и студию. То есть, моя семья всегда была со мной и поддерживала в во всех делах.

На концертах ваш инструмент – это микшерный пульт и различные эффекты. Как бы вы сами охарактеризовали ваши выступления – это что-то ближе к ди-джей сету или наглядная демонстрация искусства студийного продюсера?

Я на сцене делаю ровно то же самое, что и в студии, пользуясь таким же набором технических средств, на котором записываю музыку других артистов, делаю ремиксы и дабовые версии, но все это происходит в реальном режиме. То есть да, можно сказать, что на моих выступлениях можно увидеть то, как даб создается вручную.

Я на сцене делаю то же самое, что и в студии

У вас было много совместных проектов с одним из крестных отцов даба – Ли Скрэтч Перри. Нет ли планов с ним что-то сделать в ближайшее время?

Я очень люблю сотрудничать с Ли – это всегда приключение и незабываемый опыт. Мы с ним очень давно дружим и работаем, по-моему, где-то года с 1982, как только он приехал в Лондон с Ямайки.

Сотрудничать с Ли Скрэтч Перри –это всегда приключение и незабываемый опыт

В конце года в рамках юбилея лейбла, выйдет мой совместный с Ли Скрэтч Перри альбом “Lost Tapes”. Это будет старый материал, который мы записали еще в 80х. Долгое время он считался потерянным, но недавно нашелся, и мы решили его выпустить.

Помимо перевыпуска старых релизов и музыки из архивов, вы записываете сейчас что-то новое?

Что-то делаю, но не так много. У меня вообще сейчас предельно расслабленный образ жизни человека, частично находящегося на пенсии, стараюсь сильно не напрягаться.

А как выглядит этот расслабленный образ жизни, как примерно сейчас проходит ваш обычный день?

Я живу на окраине Лондона. Студия, которая когда-то находилась у меня дома настолько разрослась, что для нее пришлось арендовать отдельное помещение. Но она по-прежнему неподалеку, буквально в 500 метрах от того места, где я живу.

Встаю с утра, иногда могу пойти в зал позаниматься, потом иду в студию, занимаюсь там какой-то бумажной работой, проверяю заказы от дистрибьюторов, координирую их, могу немного позаниматься музыкой. Стараюсь чтобы все происходило в расслабленном ключе, без волнений и стрессов.

Видимо, вы и не так часто ездите на гастроли сейчас с эти образом жизни? Но, в свое время, полагаю, вы объехали со своими концертами почти весь земной шар. Появились ли какие-нибудь любимые места для выступлений?

Очень люблю Бразилию, Аргентину, в общем, как и всю Южную Америку. При этом в некоторых скандинавских странах мне тоже очень нравится.

А в Андорре доводилось бывать и как бы вы отнеслись к перспективе выступить здесь?

Я не был никогда в Андорре, но мне бы очень хотелось. Я люблю и часто бываю во многих средиземноморских странах поблизости, мне там очень нравится. Андорру я бы тоже посетил при возможности и с удовольствием выступил бы там.

Надеемся, что и в андоррских горах удастся как-нибудь услышать вашу солнечную музыку. Спасибо вам за интересное интервью, Нейл!

Спасибо вам!

Read more: Звуки музыки с Дмитрием Толкуновым ...