Александр Михайлов об интеллектуальных машинах Корсакова 1832 года

Александр Сергеевич Михайлов – выпускник кафедры кибернетики Московского инженерно-физического института (МИФИ) 1999 года, кандидат технических наук, доцент, член Российской ассоциации искусственного интеллекта (РАИИ). Награжден Дипломом Минобрнауки РФ.

Признанный специалист в изучении пионерских работ и изобретений коллежского советника Семена Николаевича Корсакова (1787 – 1853) в области искусственного интеллекта. Подготовил современное издание трактата Корсакова от 1832 года. Предложил теоретико-множественную интерпретацию работы его «интеллектуальных машин».

Александр, под Вашей редакцией в 2009 году в издательстве МИФИ вышло современное издание оригинального трактата Корсакова от 1832 года, с подробным описанием всех предложенных им машин на русском языке.  Что такое машины Семена Корсакова? Насколько я понимаю, принцип их действия отличается от современных вычислительных машин. 

В 1832 году Корсаков представил серию из пяти изобретенных им различных механических «интеллектуальных машин» для обработки информации – решения задач поиска, сравнения и классификации информации.

Корсаков совершенно справедливо считал, что с помощью специальных методов и машин можно усилить возможности разума, подобно тому, как, например, телескоп усиливает наше зрение. Для этого он предложил записывать информацию таким образом, чтобы становилась доступной ее механическая, то есть независимая от человека обработка.

В конструкции своих машин Корсаков впервые в истории информатики применил перфорированные карты. До этого перфорированные карты уже применялись для управления ткацкими станками Жаккара, также использовались, например, в музыкальных шкатулках. Корсакову принадлежит честь первого их применения в информатике.

Перфорированные карты играли у Корсакова роль своеобразных баз знаний, а интеллектуальные машины являлись предтечами современных экспертных и поисковых систем. Столбцы перфорированной таблицы определяют некоторые записи, а отверстия в строках каждого столбца – их атрибуты. Например, столбец может соответствовать наименованию лекарства, подходящего для лечения заболевания, определяемого набором симптомов-отверстий. Составить такую таблицу мог только опытный врач, умеющий диагностировать заболевание по симптомам, и знающий подходящую методику лечения. В то же время, используя такую перфорированную таблицу можно найти подходящее лекарство по наблюдаемым у пациента симптомам, даже не умея диагностировать само заболевание.

Корсаков предпринял два шага к продвижению своих изобретений. В 1832 году им была издана брошюра «Начертание нового способа исследования при помощи машин, сравнивающих идеи», написанная по традиции того времени на французском языке. В том же году Корсаков предпринимает попытку представить свои изобретения на суд Петербургской академии наук.

Революционные для своего времени, его идеи не были в должной мере оценены современниками. Комиссия академиков не сумела увидеть практической пользы от представленных изобретений и, главное, перспективы развития метода. Заключение комиссии даже содержало ироническое замечание: «Г-н Корсаков потратил слишком много разума на то, чтобы научить других обходиться без разума».

Открытием незаслуженно забытых изобретений Корсакова мы в решающей степени обязаны усилиям профессора кафедры кибернетики Московского инженерно-физического института Геллия Николаевича Поварова (1928 – 2004).  Как он узнал об изобретениях Корсакова?

В 1980-х годах его внимание привлекли опубликованные ранее архивные материалы АН СССР относительно рассмотрения прошения Корсакова. Поваров указал на значимость работ Корсакова в свете развития кибернетики и искусственного интеллекта, провел собственное научно-историческое исследование, нашел в Российской государственной библиотеке оригинальную брошюру Корсакова и восстановил основные факты его биографии.

Поваров опубликовал результаты своих исследований на английском языке в сборнике «Computing in Russia: The History of Computing Devices and Information Technology revealed», изданном в Германии в 2001 году. Мне посчастливилось оказаться на презентации этой уникальной книги, которая проходила у нас на кафедре кибернетики МИФИ. Геллий Николаевич очень увлеченно рассказывал о Корсакове и его изобретениях. На презентацию он также пригласил Александра Нитусова, одного из соавторов и редакторов книги.

Геллий Николаевич был очень светлый человек, высочайшего образования и необыкновенной эрудиции. Вы знаете, он же был редактором первых изданий «Кибернетики» Винера на русском языке. Вел у нас блестящие курсы лекций по математической логике. Я считаю, что мне необыкновенно повезло в жизни оказаться в числе его учеников.

Мы плотно взаимодействовали с подмосковным Музеем-заповедником «Дмитровский кремль», где я помогал Людмиле Фатуевой в создании постоянной экспозиции, посвященной изобретениям Семена Николаевича и семье Корсаковых, владевших имением Тарусово Дмитровского уезда Московской губернии. Насколько я знаю, это, вероятно, единственный музей в России, где есть подобная уникальная экспозиция.

Почему Корсаков не запатентовал свои изобретения?

Сегодня нам может это показаться странным, но Корсаков не только не оформил патента на свои изобретения, но сознательно отказался от этой мысли. Будучи истинным аристократом, Корсаков стремился помогать людям, облегчить их жизнь с помощью своих изобретений, а обогащение за счет этого считал ниже своего достоинства!

В своем обращении в Петербургскую академию наук Корсаков пишет:

“Я надеюсь, милостивый государь, что Академия сумеет оценить побуждение, заставляющее меня добровольно отказаться от преимуществ исключительной привилегии [патента], которой я имел бы право требовать на использование способа, до сих пор неизвестного.”

Подобные же соображения Корсаков высказывает в своем трактате:

“Если же с их [интеллектуальных машин] помощью удастся сделать открытия, полезные в науках, прежде всего, если их использование будет способствовать более быстрому нахождению лекарств, которые облегчат страдания близких, это было бы самым лучшим вознаграждением, на которое автор желает претендовать за все труды, посвящённые сему предмету”.

Какое отношение изобретатель Семён Корсаков имеет к знаменитому композитору Римскому-Корсакову?

Насколько я знаю, Николай Андреевич Римский-Корсаков принадлежит к ветви рода Корсаковых, имеющих с Семеном Николаевичем Корсаковым общих предков, но прямого родства между ними нет. Мы на эту тему подробно общались с Людмилой Фатуевой, она очень тщательно изучала историю рода Корсаковых. Роды Корсаковых и Римских-Корсаковых имели общего предка в XIV веке, но дальше их пути расходятся. Таким образом, мне кажется, корректно говорить, что оба они, и Семен Корсаков, и Николай Римский-Корсаков относятся к одному древнему роду появившемуся на Руси в XIV веке, давшему нам великого музыканта и гениального изобретателя.

Как повлияли  идеи Корсакова на развитие современного искусственного интеллекта?

Примерно в одно с Корсаковым время работал Бэббидж. Как отмечал еще Поваров, проект аналитической машины Бэббиджа масштабнее, но Корсаков опередил его с применением перфокарт. Корсаков использовал перфорированные карты для сравнения, Бэббидж для счета, а еще через полвека американский инженер Голлерит применит их для того и другого.

В конце XIX века электромеханические табуляторы Голлерита, использующие перфорированные карты, быстро нашли широкое применение по всему миру, включая Россию, а основанное им коммерческое предприятие со временем превратилось в современный нам IBM.

В области искусственного интеллекта Корсакова по праву можно сравнить с Циолковским – он явился провозвестником этого направления. Как говорил Поваров, Корсаков предугадал и четко изложил ныне популярную концепцию искусственного разума как усилителя естественного.

Оказалось, что с формальной точки зрения машины Корсакова реализовывали основные операции над множествами, то есть тот самый базис, который и поныне лежит в основе современной дискретной математики и информатики.

Машины Корсакова являются предшественниками экспертных и поисковых систем. С большим вниманием он излагает проблематику, говоря современным языком, многокритериального поиска, весовых коэффициентов и обработки больших объемов данных. В трактате Корсакова мы даже можем найти попытку предопределения понятия алгоритма в терминах механической операции, для которой “в таких же условиях, в любое время, результат будет таким же”.

Усиление возможностей разума, создание методов и машин для обработки информации – вот шаг вперед. Корсаков прекрасно понимал, что делает что-то новое, но он видел перспективу и прямо призывал будущих исследователей: “Когда самые выдающиеся учёные изучат принципы, на которых основывается сей метод”. Изобретения Корсакова являются жемчужиной в истории развития информатики и искусственного интеллекта!

Интервью: Иван Степанян

Read more: Современная наука с Иваном Степаняном ...