Есть два способа описания мира: посредством образов и при помощи моделей, — считает Юрий Нечипуренко

Юрий Дмитриевич Нечипуренко — доктор физ.-мат. наук (2005).  Автор курса «Биофизика ДНК» для физического факультета МГУ.

В литературе он публикуется под именем Юрий Нечипоренко, член Союза Писателей (1991) и Ассоциации Искусствоведов (АИС), автор более сотни рассказов, трех повестей, романа, более нескольких сотен статей. Книги переведены на греческий, китайский, румынский и сербский языки. Один из создателей творческого объединения детских писателей «Чёрная курица». Инициатор «Всероссийского фестиваля детской книги».

Лауреат премии «Заветная мечта» (2009), им. Алексея Толстого и им. Сергея Михалкова «Облака» (2011), «Живая литература» (2012), обладатель «Серебряного Дельвига» (2012), лауреат премии «Ясная поляна» (2013) и ряда лит. премий, в том числе премии им. Анны Франк (Македония). Рассказы вошли в списки для сочинений по ЕГЭ и читаются по радио «Книга» и «Радио Звезда», по сказкам поставлены представления в студиях Москвы и Самары.

Главный редактор интернет-обозрения «Русская жизнь»  и журнала «Электронные пампасы«, Председатель общества друзей Газданова. Снимался в кино «Три тайны Гоголя» (режиссёр Илья Иванов) и «Кукушка в крокодиловой бухте» (автор сценария Ксения Драгунская). Возродил с однокурсниками праздники «Дни Архимеда» на физфаке МГУ в 1978 году, создал клуб «ФАВН» и «Клуб поэзии»  (Председатель Клуба — Тимур Семёнов), был одним из инициаторов создания «Посвящения в студенты» на физическом факультете МГУ.

С одной стороны вы занимаетесь биофизикой, с другой – пишите книги для детей. В истории русской литературы известны примеры удачного совмещения профессии врача и писателя (скажем, Чехов и Булгаков), в мировой литературе можно вспомнить Льюиса Кэрролла – писателя и математика, как вы чувствуете себя в такой компании?

Чехов и Булгаков только начинали как врачи, потом их затянула литература, а вот Льюис Кэрролл как раз более мне интересен: ведь в науке своей, в математической логике он совершил немало. Но всё же примером для меня служит Ломоносов – как первый учёный и первый поэт России. Совмещение для него было естественно, потому что основа творческого мышления – синкретизм, единство образа и смысла.

Ломоносов поражает глубиной своей физической картины мира, например в своих одах — «Утреннем» и «Вечернем» размышлениях…

Полностью согласен. Есть два способа описания мира: посредством образов – и при помощи моделей, математические модели и художественные образы взаимно дополняют друг друга. Интересно, что Ломоносов свои научные прозрения записывал порой не в форме научных статей, а в форме стихов. У него даже был заочный спор с Бенджамином Франклином о том, кто открыл атмосферное электричество, в котором Ломоносов мог привести свои стихи как аргумент. У поэта и учёного была развита интуиция, и он высказывал очень глубокие прозрения, на уровне мистических, об устройстве Солнца, например:

Там огненны валы стремятся
И не находят берегов,
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

Эти строки переписал в свою тетрадку юный Гоголь – ученик Нежинского лицея, восхищался Ломоносовым и Пушкин. А чего стоит идея Ломоносова о различных возможных типах движения эфира, из которых он выделял “текущее, коловратное и зыблющееся”. Ведь это описание разных типов движения и колебания молекул! Я о Ломоносове написал две книжки для детей, потому так неровно им дышу…

Рад, что к 300-летию Ломоносова Издательство Московского Университета выпустило мою книгу «Помощник царям (жизнь и творения Михаила Ломоносова)»

Знакомство с вашими научными публикациями показало достаточно широкий спектр исследований. На что направлены Ваши основные научные исследования?

С дипломной работы я занят описанием кооперативных эффектов: при связывании ряда антибиотиков и красителей, малых молекул с ДНК такие эффекты были обнаружены в работах моих коллег из Института молекулярной биологии им. Энгельгардта Российской Академии Наук. Такие эффекты пронизывают весь мир, они наблюдаются и в живой природе – примеры образования агрегатов из белков, которые работают в клетке сообща, и в неживой природе (пример – ферромагнетизм). Для их описания я развивал модели и выводил уравнения, которые помогали анализировать данные опытов. В последнее время кроме кооперативных эффектов и физики ДНК, мне стало интересно разобраться в системном поражении организма при ковид – и мы сейчас готовим с коллегами уже третью работу на эту тему.

Ранее также мы с коллегами нашли, что ДНК при секвенировании  расщепляется чаще всего в местах метилирования цитозина. Это открывает большие возможности для диагностики заболеваний и определения возрастного статуса генов из разных тканей.

Можно подробнее о метилировании цитозина?

ДНК содержит регуляторные области, так называемые CG острова, состоящие из чередующихся цитозинов и гуанинов — и наличие специальных меток (метильных групп на цитозине) в таких областях как раз и свидетельствует о болезни или старении. Мы показали, что по расщеплению ДНК можно судить о наличии этих меток и ставить раннюю диагностику.

Кроме известных, «канонических» форм ДНК, существуют неканонические формы, в которых двойная спираль имеет другую структуру. Открытие структуры ДНК считается главным открытием ХХ века, его сделали в 1953 году молодые учёные Френсис Крик и Джеймс Уотсон, и оно захватывающе описано в книге Уотсона «Двойная спираль», это настоящий детектив! Кстати, Уотсон не раз бывал в Москве, он любит наш Институт – где я с ним познакомился в1990 году, и потом показывал ему мастерские художников и коллекции картин (он оказался любителем живописи, я об этом писал здесь).

Френсис Крик предположил существование неканонических «вихляющих» (wobble) пар ДНК и совсем недавно мы развили его идеи в своих работах. С Денисом Семёновым мы выдвинули гипотезу, что именно по таким «вихляющим» парам чаще всего и рвётся ДНК при расщеплении её ультразвуком. Популярное изложение нашей работы можете почитать здесь. Если обычные, канонические пары ДНК образуют текст, то вихляющие пары «выламываются» из такого текста, их можно сравнить с ударными слогами в тексте.

В связи с вашими исследованиями в области молекулярной генетики, как понимаете «генетическую музыку» и ДНК-визуализацию?

Сейчас развито много методов визуализации последовательности ДНК и превращения генетических текстов в музыкальные. Вы сами удачно работаете в этом направлении. Мы натолкнулись на необычный феномен так: наш коллега Сергей Гроховский обнаружил неравномерность расщепления ДНК ультразвуком и обратился ко мне с просьбой помочь разобраться в этом явлении.

За 15 лет работы коллектива, который я собрал из учёных разных стран, мы смогли продвинуться вперёд – и предложили модели, которые описывают это явление. Сейчас у нас уже десятки публикаций и интересные научные и практические приложения в этой области, в качестве такого необычного приложения Сергей Гроховский (к сожалению, он ушёл от нас два года назад) предложил перекодировать ландшафты ультразвукового расщепления вдоль последовательности ДНК и превращать их в звуковой ряд.

Мы получили от него пару мелодий генетической музыки – они мне напомнили хорошо темперированный клавир Баха. Я об этом рассказывал на радио «Серебряный дождь», говорил друзьям – и даже заинтересовал композитора Сашу Соколова. Так что будем ждать новостей в этом направлении…

Но у вас есть и детские книги о других великих людях – Пушкине, Гоголе, Достоевском. Пишите Вы книги о том, как устроен мозг, как работает живая клетка. Что может объединять столь разные интересы?

Я пишу о главном, о том, что считаю самым важным сейчас. Наследие Пушкина – это своеобразный ген русской литературы, наша ДНК. Так же важно для меня и наследие Гоголя, Достоевского – тех, кто развил достижения русской литературы.

Я стараюсь писать так, чтобы было интересно взрослым и детям – и том, что сам узнаю, и делюсь радостью открытий с читателем… Книги про живую клетку и про мозг я писал в соавторстве с учёными, которые читают по этим темам лекции в МФТИ и в МГУ, Егором Егоровым и Верой Толченниковой.

Здесь моя задача была скорее сделать эти знания доступными широкому кругу читателей, подать их в игровой форме. А так как книги эти по сути богато иллюстрированные альбомы, то и художница Ольга Золотухина, и всё чудесное издательство Арт Волхонка становились соавторами наших книг. Кстати, найти их легко на сайте издательства, полюбуйтесь картинками, не пожалеете!

Интервью: Иван Степанян

Read more: Современная наука с Иваном Степаняном ...