фото: Greg Gorman

DJ Hell о запахе техно, совместных проектах с Брайаном Ферри и Паффом Дэдди, судебной тяжбе с Арнольдом Шварценеггером , истории берлинской ночной жизни и любви к моде

Хельмут Гайер, больше известный миру как DJ Hell, – одна из влиятельнейших фигур в мире электронной музыки. Держась в стороне от мэйнстрима, он всегда искал свой собственный путь развития. Начав диджейскую карьеру, еще будучи тинэйджером, в конце 70х, на рубеже 80х и 90х он стал одной из главных персон, ответственных за берлинскую техно-революцию. Страсть к экспериментам и поиску новых форм привела DJ Hell к созданию в начале 21го века стиля электроклэш, сильно изменившего ситуацию на клубной сцене.

Игра на контрастах и противоречиях всегда была одним из любимых методов DJ Hell, создававшим ауру вокруг его лэйбла International Deejay Gigolo – являвшегося всегда, по его словам, не просто обычным рекорд-лэйблом, а скорее стилем жизни и мироощущением. Это продуманная игра со смыслами простирается уже от самого артистического псевдонима – Hell, который для большинства людей несет демоническое значение, но на родном немецком артиста означает ничто иное, как – «свет».

DJ Hell, известен так же, как один из первых кто внес юмор и эстетику поп-арта в суровый мир техно и объединил этот музыкальный жанр с миром моды. Его собственный артистический имидж рафинированного пижона и денди, никогда не укладывался в стандартное представление о техно-диджее одетом в черную и сдержанную одежду. Этот интерес к моде, вылившейся впоследствии в сотрудничество с ведущими брендами, среди которых Hugo Boss и Agent Provocateur, поддерживается DJ Hell до сих пор – воплотившись недавно в создание линии дизайнерских шарфов и парфюмерии.

фото: Thomas Hauser

В своем интервью All Andorra DJ Hell рассказал о последних релизах International Deejay Gigolo, истории лэйбла, любимых совместных работах, предался воспоминаниям о ранних днях техно в Берлине и своей судебной тяжбе с Арнольдом Шварценеггером, и посвятил в свои последние проекты в мире моды.

Интервью: Дмитрий Толкунов

Привет Хельмут! Что интересного происходит у вас сейчас в музыкальном плане? Какие-то, свежие релизы на International Deejay Gigolo, на которые стоило бы обратить внимание?

Прямо сейчас я работаю над специальным подарочным набором – это будет коробка, содержащая пластинку с моим последним синглом, много мерчендайза от International Deejay Gigolo – значки, майки, наклейки; выпускаемые мной духи “Techno”, и CD с ранее не издавшемся или, издававшимся очень давно ограниченным тиражом на виниле материалом – моим ранним аналоговым техно из 90х.

Это нестандартное издание, чтобы заполучить музыку из него придется купить всю коробку, может быть позже я и размещу ее на каких-то цифровых платформах, но это будет нескоро. Выйдет эта коробка до или после лета, ограниченной серией в 500 экземпляров. Название для этого проекта еще не придумал, но логично напрашивается что-то типа – Прошлое, Настоящее, Будущее. Я работаю над этим сейчас каждый день, оттачивая дизайн продукта и редактируя музыку.

Еще буквально через пару месяцев, на Gigolo выйдет большая компиляция, двойное CD, под названием CD 14. Там будет много новых артистов с лэйбла – типа Joyce Muniz из Бразилии, и старых, может сейчас немного подзабытых людей из 90х, например, Jonny Dangerous.

Класс, хотелось бы заиметь такую коробочку. Вообще ваш лэйбл всегда славился своим индивидуальным стилем и нестандартными формами подачи музыки – начиная от ироничных обложек пластинок, заканчивая музыкальными видео с ярко выраженным черным юмором, и вашего собственного артистического имиджа, как босса лэйбла. Вы создатель и вдохновитель всей этой эстетики?

В основном да, но я нахожусь всегда в поисках художников и артистов способных передавать стиль Gigolo, который испытывает множество разных влияний, – иногда это китч и поп-арт. В нем так же много отсылок к моему прошлому – ведь я, как диджей, начинал еще в конце 70х. Но это всегда что-то адекватное моменту и происходящему вокруг.

Gigolo – это же больше чем просто обычный рекорд-лэйбл, это скорее определенное мироощущение и стиль жизни. Помимо музыки мы всегда были плотно вовлечены в мир моды и делали много совместных проектов с топовыми брендами.

А что сейчас интересного у вас происходит на поприще моды?

Я начал выпускать техно – шарфы, это мой собственный концепт и дизайн. Они очень большие и теплые, и думаю отлично подойдут другим диджеям или просто любителям техно-музыки. Продаю их через интернет и так же размещаю в некоторых магазинах.

Я начал выпускать техно – шарфы, это мой собственный концепт и дизайн

А прошлом году выпустил свой одеколон “Techno”, он получил хорошие отзывы и отлично вписался в общую концепцию Gigolo. В планах создания парфюмерной линии с запахами, представляющими разные стили электронной музыки – “House”, “Trance”, “Acid”. В данный момент, нахожусь в поисках партнеров, которые бы смогли мне помочь все это правильно запустить. Ведь я же диджей, продюсер и владелец лэйбла и до недавнего момента не имел ни малейшего представления о парфюмерном бизнесе – как создать продукт, правильно его презентовать и продавать публике. Я много с кем разговариваю сейчас на этот счет и впитываю новые знания.

Интересно, а чем пахнет “Techno”?

Думаю, у многих людей могут быть свои, имеющие право на существование, представления об этом запахе. Техно может пахнуть дымом, деревом, сигаретами, потом ночной жизни. В моей версии основные компоненты этого запаха – это дымные нотки и ладан, прям как в церкви, как основной мотив композиции, ну и плюс еще разные ингредиенты.

У вас очень необычный подход к продвижению Gigolo, не как обычного рекорд-лэйбла, а как стиля жизни. По-моему вы первый кто прибег к такой форме раскрутки в музыкальной индустрии. Музыка ваша тоже всегда значительно опережала время. Сами как ощущаете свою позицию – как артиста прислушивающегося всегда к трендам и актуальным тенденциям или скорее, как формирующего их и задающего тон?

Я всегда смотрел вперед. Мне было интересно, что же будет дальше. Если ты живешь и думаешь, как артист, ты должен быть всегда изобретателен и искать новые формы. Поэтому я никогда не следовал трендам, так как они уже витали вокруг и все были им подвержены. Свою задачу я видел в том, чтобы находить и издавать новую музыку, которую еще никто не слышал. Я издавал ее даже, если никто эту музыку не покупал, мне было достаточно того, что я в это верил и чувствовал что это что-то свежее и за этим будущее. Открывать неизведанных артистов и двигать музыку вперед – всегда была основная цель Gigolo и моя, как руководителя лэйбла.

У Gigolo всегда был контраст между внешним и внутренним содержанием – между ироничными, поп-артовыми обложками пластинок, видео сделанными с фирменным чувством черного юмора и достаточно серьезной музыкой, которую легкомысленной и шуточной ну никак не назовешь. Эта игра на противоречиях – часть вашего подхода к раскрутке лэйбла?

Ну то, что мы делали никогда не было просто шуткой. Мы верили в этот музыкальный язык, задавали серьезные вопросы и старались сделать что-то новое. Юмористический аспект был особо ярко выражен в 90е, мы его внесли, так как техно-бизнес в это время был уж слишком серьезен и отрегулирован правилами, как его можно вести, а как нельзя. Я с артистами со своего лэйбла никогда не был заинтересован в правилах, мы не хотели быть частью этого мира и ограничивать себя в чем-то. Особенно важно это стало в конце 90х, когда Gigolo начал продвигать электроклэш – стиль благодаря которому клубная сцена сильно преобразилась, все стали сразу причудливо и ярко одеваться, пользоваться косметикой и делать совместные проекты с фэшен-брендами. Я, думаю, это помогло многим артистам и просто людям, которые стали с удовольствием следовать новым правилам Gigolo, означавшим – никаких правил вообще, делай, что хочешь. За это нас так и полюбили во всем мире.

Мы внесли юмористический аспект, так как техно-бизнес был уж слишком серьезен

Известный нью-йоркский транссексуал Аманда Липур появилась на логотипе Gigolo, как раз в эти ранние годы электроклэша?

Да, примерно в эту эпоху. Я всегда был большим поклонником Аманды, мне нравился ее образ. Как-то сфотографировал на Polaroid ее с голую в своем гостиничном номере в Нью-Йорке и попросил стать лицом лэйбла. Аманда согласилась, мы подписали контракт на 4 года и в течении этого времени эта фотография была на логотипе Gigolo.

Gigolo, еще с 90х, интересовался гей-культурой, нам были интересны эти люди, мы привлекали их к сотрудничеству. Аманда – прекрасный пример этого. Недавно, в продолжении работы в этом направлении я выпустил анимационное видео на свой трек “I Want You”, созданное по мотивам культового художника и яркого представителя кэмп-эстетики – Tom of Finland.

До Аманды у вас Шварценеггер вроде был на логотипе. Не кажется ли вам, что его образ где-то тоже имеет прямое и непосредственное отношение к гей-культуре? Несмотря на то, что Арнольд семьянин, брутальный парень и никогда не был замечен в том, что он гей – все равно, эстетика этих перекаченных стероидных мужских тел всегда имела отношения к миру кэмпа. За примером ходить далеко не стоит, достаточно посмотреть на картинки Tom of Finland, на основе которых вы сделали видео…

Ну Арнольд выглядит очень необычно и эстетично, именно поэтому вначале я его решил сделать лицом лэйбла. Он один из тех, кто прославил бодибилдинг на весь мир в конце 70х -начале 80х, подняв его на качественно новый уровень. Его мускулатура являла собой невиданный для своего времени пример того каких результатов можно достичь с помощью упорной работы. При этом Шварценеггер всегда был светским персонажем, ассоциирующемся с эпохой диско, есть много фотографий его тусующегося в Studio 54 с Доной Саммер или Энди Уорхолом. Позже он стал серьезной частью Голливуда. Все эти составляющие отлично вписывали его в мир Gigolo.

Вы с ним потом судились?

Да, это было сумасшедшее время. Я и в самых дерзких мыслях никогда не мог представить, что мне придется судиться с самим Терминатором. Терминатор уничтожает независимый немецкий техно-лэйбл – звучит нереально, но это все происходило на самом деле. Он меня, конечно, не уничтожил, но я потерял после судебного процесса очень много денег. Он легко выиграл, так как я никогда не спрашивал разрешения об использовании его образа в логотипе Gigolo, а он соответственно не разрешал. Узнав об этом, он обратился к своему адвокату и подал в суд.

Вам пришлось заплатить ему 150 000$?

Да, около того. Кстати, между Шварценеггером и Амандой, мы короткое время использовали образ Сид Вишеса, как лицо бренда. Мне эта идея показалась забавной, потому что сложно найти большего антипода Арнольду Шварценеггеру, чем Сид Вишес – монументальный культурист и тщедущный панк. Ирония была в том, что Сид на логотипе был в такой же позе, как и Арнольд, а впоследствии и Аманда – демонстрирующим бицепсы, а вернее их полное отсутствие.

У вас на протяжении карьеры были коллаборации с разными прекрасными артистами, стоящими весьма далеко от мира техно – например с Пафф Дэдди и Брайоном Ферри. Были какие-то особо запомнившиеся и любимые совместные работы?

Ну, любимые работы вы, в общем-то, уже и назвали – Пафф Дэдди, Брайан Ферри, я бы еще упомянул Алана Вегу из Suicide. Когда работаешь вместе с такими влиятельными артистами – это делает твою жизнь и музыку намного интересней.

Я очень многому научился у Паффа Дэдди – тому, как он работает с людьми, их мотивирует, ведет дела, зарабатывает деньги. В моем изначальном представлении он был совершенно другим человеком, а выяснилось, что его медийный образ тщательно выстроен с помощи грамотной работы с прессой, что является одной из причин его успеха. Работа с ним была незабываемым и очень полезным опытом.

А как вообще сложилось это сотрудничество, он сам к вам обратился?

Да он вышел на меня и сказал, что хочет записать техно-альбом и при этом является давним поклонником моей музыки. Пригласил приехать поработать вместе в его студию, в Нью-Йорк. Я подумал, что Пафф Дэдди и техно – сочетание необычное, и из этого может выйти что-то очень интересное. Мы в итоге записали вместе три трека, два из них потом вышли на Gigolo – “Jack U” и трек “DJ”, являющийся диссом Паффа Дэдди на коммерческих диджеев, желающих во всем ублажить публику, образно говоря – целующим ей задницу, Пафф говорит там о настоящих андерграундных диджеях, не разменивающихся на такую ерунду, играющих длинные и серьезные сеты на на афтэр –пати, под которые можно танцевать часами.

Трек “DJ” является диссом Паффа Дэдди на коммерческих диджеев

А как произошел совместный проект с Брайном Фэрри?

Мы с ним встретились у него в студии в Лондоне. Изначально Брайан хотел, чтобы я сделал просто ремикс на одну из его песен или песен Roxy Music. В процессе обсуждения планов, он попросил, чтобы я ему показал какие-то свои совместные работы с другими людьми и, как ни странно, очень проникся тем, что я сделал с Пафф Дэдди и предложил сделать вместе что-то подобное – современное, свежее и электронное. Мы записали вместе песню “You Can Dance” и сняли на нее видео. Я никогда до этого не мечтал, что мне удастся поработать с такой величиной, как Брайан Ферри и считаю этот проект одной из вершин своей карьеры.

Считаю проект с Брайаном Ферри одной из вершин моей карьеры

Как продюсер, всегда смотревший вперед и во многом задававший тон в электронной музыке последние десятилетия, как вы считаете – что ждет сцену в ближайшее время, какие-то новые направления, глобальные тренды?

Техно, как никогда актуально. Все говорят о возрождении духа рэйва 90х, это становится очень популярным и многие модельеры в Германии и по всей Европе апробируют стиль того времени в своих коллекциях. Думаю, в течение года это явление еще не выйдет в мейнстрим и побудет пока еще модной и актуальной штукой.

Что нас ждет дальше, пока сказать сложно. Ситуация в индустрии сильно изменилась с приходом всех этих суперстар – диджеев, с их частными самолетами и жестким менеджментом. Эти ребята во многом теперь контролируют ночную жизнь.

Но в андерграунде будет по-прежнему происходить масса интересного, люди будут выпускать свою музыку только на виниле, которая не будет играться этими суперстар-диджеями. В андерграунде, как всегда будет свой обособленный мир, где артисты будут играть музыку для себя и для людей, которые думают похожим образом, сторонясь излишнего публичного внимания. Это очень мощное движение, помогающее во многом развивать культуру и двигать ее вперед, с музыкальной точки зрения это может быть и электро, и эйсид, и EBM, и сырое аналоговое техно. А вот куда это будет идти дальше, во многом зависит от развития технологий.

У меня много надежд на какие-то кардинальные изменения. Я думаю, они во многом будут связаны с тем, как вообще будут диджеи доносить музыку до публики. Сейчас, когда мы думаем о диджее, то представляем стандартную картину – человека стоящего перед лэптопом или проигрывателями и играющего заранее приготовленный список треков, а людям, в свою очередь, это нравится или нет.

Как-то должна эта картинка поменяться, во многом это будет связано с технологическими моментами – с появлением более профессиональных звуковых и световых систем. Это должно сильно изменить ситуацию в клубах – то, как люди будут танцевать, веселиться и воспринимать музыку.

На волне этой, витающей в воздухе ностальгии по рейву 90х, недавно были разговоры об открытии Музея Электронной Музыки во Франкфурте, куратором которого вы должны были стать. Как движется этот проект?

Пока все в проектной стадии и думаю, во многом, упирается в вопросы финансирования, насколько быстро организаторы найдут деньги. Проект придуман некоммерческой ассоциацией при мэрии Франкфурта, они действительно попросили меня принять в этом участие, я согласился помогать им в организации некоторых выставок. Но на самом деле, я считаю, что Берлин, который, как город для меня всегда был и будет центром ночной жизни и колыбелью техно, еще больше нуждается в таком музее. И я уверен, что он рано или поздно будет, многие об этом говорят, видно, что настала такая потребность.

Какие-то попытки уже предпринимаются, в Берлине проходят тематические выставки, посвященные ночной жизни. Но пока, все, что я видел, было сделано на очень низком профессиональном уровне, людьми, которые не особо владеют предметом. К организации подобных мероприятий надо привлекать фигуры непосредственно из клубного мира, в Берлине еще есть много диджеев, заставших ранние дни техно и способных дать правильную консультацию.

Думаю, вы точно один из этих людей. А вообще, какие воспоминания и ощущения у вас остались об этих ранних днях – вероятно, это было чудесное время и очень яркая вспышка в современной культуре?

Я очень хорошо все помню, в моем восприятии это было не так, чтобы очень давно. Все стало очень интенсивно развиваться, как снесли Стену. До этого были какие-то небольшие клубы в Западном Берлине, игравшие ранний хаус и техно, но это не было таким массовым движением, мало кто об этом знал. Люди с Востока придали большой импульс развитию всей этой культуры.

В начале 90х был расцвет нелегальных клубов, они были повсюду.

Тогда же мы начали делать уличный фестиваль Love Parade, на который сначала приходило 500 человек, потом 5000, потом 50 000, а потом когда ситуация стала лавинообразно нарастать и выходить из под контроля и 5000000. Мы сначала и представить не могли, что то, что мы делаем, так сильно повлияет на музыку в целом и на жизни стольких людей. В какой-то момент, мы думали, что сейчас изменим мир, и может быть, в каком-то смысле мы его и изменили.

Мы думали, что сейчас изменим мир, и, может быть, в каком-то смысле мы его и изменили

В это же время, насколько я знаю, вы пытались совмещать музыку с карьерой футболиста? Вы и сейчас являетесь активным болельщиком команды Бавария?

Да, это увлечение на всю жизнь. Я смотрю матчи с участием любимой командой всегда, когда есть возможность. Я так же являюсь ее спонсором, на трико футболистов команды Бавария написано – DJ Hell. Кстати, последнее время ребята делают успехи и я, надеюсь, что в следующем году пробьются в более высокую лигу.

Я сам играл в этой команде в молодости, спорт и музыка с детства были важной частью моей жизни. Но в какой-то момент мне пришлось выбирать между карьерой музыканта и профессионального спортсмена и я выбрал музыку.

С тех самых пор вы наверное почти каждые выходные где-то выступаете и побывали почти во всех городах мира с развитой ночной жизнью. Есть какие-то любимые места для выступлений?

Для меня Berghain в Берлине – по-прежнему один из лучших техно-клубов, я обожаю там играть.
Так же в мире проводится сотни отличных фестивалей.

Ибица – отличное место – люди до сих пор верят в дух и магию острова и его ночной жизни, многие диджеи там живут по полгода и делают собственные вечеринки.

Нью-Йорк меня никогда не разочаровывает

И я всегда люблю открывать для себя новые места, но таких почти не осталось, я успел побывать уже действительно везде. А относительно любимых мест – все так непостоянно, ты можешь приехать один раз в отличный клуб, а в следующем году это уже будет не так феерично. Но обычно такие города, как Токио, Париж, Нью-Йорк, Рио меня никогда не разочаровывают, там всегда отличная публика, которая меня принимает на ура.

А в Андорре доводилось бывать?

Еще нет, но я всегда открыт к предложениям. Если в Андорре есть какие-то хорошие промоутеры или музыкальные фестивали готовые меня пригласить – я с удовольствием приеду. Мне интересно играть даже в маленькой стране, может быть даже и с не очень развитой клубной сценой, образовывая людей и демонстрируя им музыку, которую они никогда не слышали.

Надеемся, что так рано или поздно произойдет и огромное спасибо, Хельмут, за это интереснейшее интервью.

Read more: Звуки музыки с Дмитрием Толкуновым ...